— Откуда информация? — спросил Аникеев.
— От наших коллег из ЕКА, — ответил Гивенс. — Жан-Пьер, подтвердите.
— Подтверждаю, — откликнулся Жобан. — «Extra-Ecliptic Satellite» позволяют нам не только поддерживать связь с китайским экипажем, но и отслеживать параметры их корабля. Скорость и относительное расстояние.
— Извольте полюбоваться! — Гивенс широким жестом указал на приборную консоль. — «EES» прекратили передачу параметров «Лодки Тысячелетий».
— Оба? — поинтересовался Булл. — А сами они как?
— В том-то и фокус, — подтвердил Гивенс. — Я сначала подумал, что китайские товарищи опять в молчанку играют. Потом решил, что что-то случилось со спутниками, но, как видите, свою телеметрию они передают исправно…
Аникеев перебрался к управлению, дабы лично убедится, что коллеги не шутят. Какие там шутки. «Товарищи» из Поднебесной сколько угодно могли таиться от соперников, благо непосредственно с «Ареса» их наблюдать нельзя, но не от спутников, «подвешенных» над плоскостью эклиптики. И если верить этой парочке, «Лодка Тысячелетий» сгинула, как будто и не было ее вовсе.
Аникеев повернулся к экипажу. В глазах космонавтов был только один вопрос. И командир понимал — какой. После рассказа Жобана об игре с призраком внезапное и необъяснимое исчезновение лидера гонки не могло не произвести гнетущего впечатления. Сам Аникеев ощутил себя куклой в руках неведомых, но, несомненно, могущественных сил. Гадкое, надо сказать, ощущение.
— Что, по-вашему, случилось с «Лодкой»? — спросил командир. — Годятся любые, даже самые безумные версии.

Раздвигая острым носом упругие красноватые стебли, лодка медленно пробиралась вдоль протоки. Течение в этом рукаве реки было совсем слабым, пришлось попотеть, работая единственным веслом. Благо, что сбиться с дороги нельзя. Достаточно оглянуться, чтобы увидеть над пышными султанами «камыша» исполинский вулканический конус. Нужно было плыть так, чтобы он всегда оставался за спиной.
Вулкан дымил, будто старый курильщик. Вернее, будто сотни старых курильщиков. Новые очаги возникали чуть ли не каждый день. Облако дыма, вулканической серы и пепла расползалось неряшливой кляксой по небу, превращая день в сумерки, а ночь — в жаркий погреб, озаряемый лишь огнистыми просверками лавы. Вся почва на много квадратных километров окрест прогревалась вулканическим теплом, а вырывавшиеся тут и там гейзеры увлажняли ее.
Впрочем, увлажняли — не то слово. Вулкан породил реку. Вернее, обширную систему рек, целую речную страну, состоящую из множества мелководных русел. Широкими протоками уходили они в великую северную равнину, сливаясь в небольшие озера — эмбрионы грядущего океана. Жаль, что речная страна была почти необитаемой. Если не считать багряных зарослей «камыша» да крохотных созданий, то ли рачков, то ли моллюсков, снующих под водой между стеблями.
И… людей.
Непонятно каким образом, но однажды здесь появились люди. Ведь кто-то же построил тот причал из грубо обтесанного камня, ввинтил в причальную стенку металлические кольца и привязал к каждому по лодке? Причал был длинный. Лодок вдоль него много. Карташов попытался сосчитать, но быстро сбился со счета. Да и не хотелось астробиологу марсианской экспедиции надолго застревать на этом безлюдном причале. Лодки здесь неспроста — это приглашение. Отвязывай любую и плыви. Вон и весло на корме.
Странно, что вопроса «куда плыть?» у Карташова не возникало. Едва он сошел с причала в лодку, появилась уверенность, что двигаться нужно на северо-запад, с таким расчетом, чтобы глухо бормочущий, дымящий вулкан все время оставался за спиной. Добиться этого было нетрудно. Такая громадина еще не скоро скроется за горизонтом. Хотя горизонт здесь — тренированный глаз космонавта сразу заметил это — был гораздо ближе, чем на Земле. Да и сила тяжести — меньше. Примерно раза в три…
«Удивительно, — думал Карташов, подгребая веслом то справа, то слева, — удивительно, что и в загробном мире я подмечаю такие, казалось бы, несущественные подробности. Какая, собственно, разница, как близко в раю горизонт и какая в нем сила тяжести? Хотя кто сказал, что это обязательно рай? Вулканы, они, скорее, по другому ведомству…»
А еще странно, что в раю хотелось есть и пить. Карташов быстро решил эту проблему. Вода в реке была чуть солоноватой, но чистой. А ракомоллюски оказались вполне съедобны. Они даже приятно похрустывали на зубах.
Сытость — источник благодушия. Сытому Карташову даже однообразный пейзаж стал казаться премилым. Мысли текли лениво, как и чудная река, по которой он не столько плыл, сколько пробирался. Глаза подмечали мелкие детали, мозг сопоставлял, картинка вырисовывалась.
Удивительный загробный мир. Живой, плотный. Реальный. Как реальны усталость, и голод, и мозоли на ладонях от рукоятки весла. Но… не существующий. Причем не существующий вовсе не в том смысле, в каком не существует потусторонний мир. Этот мир мог бы существовать. И, видимо, когда-то существовал…
Чем дольше размышлял Карташов, тем сильнее крепла в нем уверенность, что он знает, в какой именно мир попал после смерти…
А после ли? Ведь он прекрасно помнит пламенный океан такого близкого Солнца. Его чудовищный жар, которому нипочем миллионы миль безвоздушного пространства, тем более — жалкая оболочка скафандра. Карташов хорошо помнил и ощущение соприкосновения с этим жаром. Будто гигантская собака облизала его раскаленным языком, заживо сдирая кожу. Да что там кожу — саму жизнь.
Как биолог, как врач Карташов понимал, что получил смертельную дозу. И что, скорее всего, он умрет. Но пока он жив. Он в коме, лежит в медотсеке корабля. И одновременно плывет по реке, заросшей красным камышом. Как это стало возможным? Бог весть. Или, может быть, не Бог, а инопланетный разум?
По ночам Карташов чаще всего спал. Если удавалось наткнуться на какой-нибудь островок — на суше. А нет, так прямо в лодке. Правда, в лодке спалось плохо. Тогда он наблюдал за небом. Изредка ветры относили облако вулканического пепла в сторону, и становились видны звезды. Карташов радовался узнаваемому рисунку созвездий. Видел он и голубую звездочку, заставляющую тревожно и радостно биться сердце.
Приметив ее, Карташов утратил было всяческие сомнения относительно своего местонахождения. Наблюдал он и другие космические объекты, вроде бы подтверждающие его гипотезу. По ночам в небе проносились две небольшие, но юркие звезды. Одна была поярче, другая потусклее. Не звезды даже, а крохотные луны. В пору было кричать «Эврика!». Если бы…
Если бы однажды не появилась третья луна. Она была самая тусклая и двигалась быстрее своих товарок. Но не в этом была ее особенность. А в том, что, в отличие от них, «третья луна» огибала приютивший Карташова мир не по экваториальной, а по полярной орбите!
И все-таки Карташов с полным правом воскликнул: «СПИТЕ, СОНИ? ТАК И МАРС ПРОСПИТЕ! А НУ-КА, ПОДЪЕМ!», когда однажды утром наткнулся на большой остров, на берегу которого безмятежно дрыхли его товарищи. Члены экипажа космического корабля «Арес».

Как и опасался Аникеев, никаких более-менее здравых версий не родилось. Внезапный взрыв ядерного реактора? С чего бы он должен взорваться? Столкновение с метеоритом? Тоже не вариант: «EES» отследили бы. Да и не в этом дело, за полетом межпланетников наблюдали тысячи людей: радиотелескопы на Земле и Луне, орбитальные системы сопровождения и прочая. Случись катастрофа, сейчас бы такой шум поднялся, что хоть святых выноси.
Кстати…
Командир обвел просветленным взглядом экипаж.
— Ё-моё, парни, — пробормотал он. — Прошел как минимум час после исчезновения «Лодки», а Земля до сих пор не отреагировала! Как это может быть?!
— А ведь верно, командир, — сказал Гивенс. — Они там что, все как один спят?!
— Может, Земля тоже пропала? — пошутил Пичеррили.
Неудачно пошутил. По глазам коллег-космонавтов это было отчетливо видно. У Жобана так и вовсе кулаки сжались.
— Надо проверить, — сказал командир. — Джон, вызови ЦУП.
— Королев или Хьюстон? — уточнил Булл.
— Безразлично, — отмахнулся Аникеев. — Передай им обычные данные. И состояние Карташова. А потом поинтересуйся, как дела у тайконавтов. По исполнении — доложить. А я пока — к себе.
Он пробрался в свою каюту. Слишком густо пошли события. Нужно отдохнуть, хотя бы на несколько минут «завести глаза», как говаривал прадед-ветеран…

— Андрей?..
Аникеев с остервенением протер кулаками глаза. Всмотрелся. Перед глазами плыли радужные пятна, но Карташов никуда не исчез. Он стоял всего в двух шагах. Загорелый, улыбающийся. Живой.
«Бороду отпустил, — машинально отметил про себя командир. — А комбинезон мятый. И дырка на правом колене… Боже, о чем я думаю!»
— Жду ваших приказаний, командир, — откликнулся Карташов.
— Где это мы? — спросил Аникеев, озираясь.
Вода. Растения. Гора на горизонте. Дымящаяся. Вулкан?
— На Марсе, командир, — ответил Карташов.
— Да? А как же мы дышим? И опять же — река, камыши…
Карташов улыбнулся виновато, пожал плечами.
— А-а, понятно, — догадался Аникеев. — Это все сон.
— Что-то вроде этого, — согласился Карташов. — Тем более что остальные все еще спят.
Он показал на вольготно раскинувшихся на береговом песочке космонавтов.
— Вспомнил! — сказал Аникеев. — Я слышал твой голос во сне.
— Ага, — Карташов усмехнулся. — Я пытался вас всех разбудить. А проснулся лишь ты.
— Проснулся во сне, — уточнил Аникеев.
— Не важно, — отозвался Карташов. — Главное, что проснулся. Остальные, видимо, еще не готовы.
— Не готовы к чему?
— Точно не знаю, — сказал Карташов, — но думаю, что к Контакту.
— Да, с этим у нас напряженка, — согласился Аникеев. — Жобан играл в какие-то мудреные галактические шашки с призраком, но так ничего и не понял. Видимо, инопланетяне решили попробовать через тебя.
— Иронизируешь? — сказал Карташов. — Напрасно иронизируешь. Понятно, ты считаешь, что наш разговор происходит лишь во сне. В твоем сне, командир.
— А ты считаешь иначе? — спросил Аникеев.
— Да, — ответил Карташов. — Я прожил тут уже около месяца. И собственным умом дошел, что нахожусь на Марсе. На Марсе далекого прошлого. Я проснулся, как и ты. Только не на этом острове, а на каменном причале, к которому кто-то привязал лодки. Я взял одну и приплыл сюда…
— И что это объясняет? — перебил его Аникеев. — Пока я не узнал ничего, что не знал прежде или не мог бы вообразить.
— Не стану спорить, — проговорил Карташов. — Все это, — он повел рукой, — и в самом деле нетрудно вообразить. Если бы я мог передать тебе свою уверенность, что это не сон…
— Постарайся, — потребовал Аникеев.
— Слушаюсь, командир, — сыронизировал Карташов и, помолчав, продолжил: — Я знаю, что лежу в коме, что жить мне осталось недолго… Жить там, на борту «Ареса». И, вероятнее всего, когда я умру там, то умру и здесь. Ведь это не загробный мир…
— Что же это, по-твоему? — снова перебил его Аникеев.
Он сам не знал почему, но Карташов-Во-Сне раздражал его. Даже больше, чем Карташов-В-Реальности.
— Я ведь уже докладывал, — терпеливо сказал Карташов. — Это Марс, но иной геологической эпохи. Обитаемый Марс. И обитает тут не только местная живность, довольно примитивная, но и люди. Посуди сам, вот лодка… Впрочем, прости, — спохватился он. — Я забыл, что для тебя это не доказательство. Ладно, у меня есть гипотеза, которую ты, пожалуй, сочтешь мистическим бредом.
— Ну?
— Кто-то или что-то вступает с нами в контакт, когда мы находимся в измененном состоянии сознания, — продолжал Карташов. — Ты спишь. Я нахожусь в коме…
— А Жобан?
— Жобан тренировался. А следовательно, впал в легкий транс. Обычное дело. Транс вызывают любые равномерно повторяющиеся движения.
— Допустим, — буркнул Аникеев. — Что дальше?
— Так вот… Наш партнер по Контакту, кем бы он ни был, подбирает к нам разные ключики. К Жобану — «галактические шашки». К нам — обитаемый Марс. Вероятно, будут и другие…
— Здравая мысль, — сказал Аникеев. — Если я сам дошел до этого, да еще и во сне… Впрочем, ты сказал «к нам»?
— Ну да! — подтвердил Карташов. — Я такой же субъект Контакта, как и ты…
— Но где доказательства?!
Карташов развел руками, всем своим видом говоря: «Вот же упрямец».
— Вот видишь!
Аникееву стало почему-то больно смотреть на растерявшегося астробиолога.
«В самом деле, чего я уперся как баран, — подумал он. — Радоваться должен, что хоть во сне вижу живого и здорового Карташова… Вот оно что… Больная совесть заговорила… Угробил подчиненного…. Да что там подчиненного — друга…»
Чтобы не смотреть в глаза Карташову, он начал разглядывать окрестности. Радуясь красочности и вещественности сновидения. Какой здесь воздух! Не рецеркулированное дерьмо, которым приходится дышать в корабле… А вода! Поспать бы подольше, может, успею еще искупаться? Осточертело это младенческое омовение… А небо!..
— Стоп! — сказал Карташов. — Придумал!
— Что?
— Доказательство!
— Я слушаю.
Аникеев пообещал себе, что не будет больше раздражаться, чтобы он там ни наговорил.
— По ночам я несколько раз наблюдал третий спутник, — сказал Карташов. — Не исключено, что искусственный, так как движется он по полярной орбите. Как проснешься, командир, попробуй поискать его.
— Без проблем, — откликнулся Аникеев. — Над Марсом много чего крутится...
— Ты понимаешь, о чем я, — сказал на это Карташов. — Поищи чужой спутник. Ради меня!
— Хорошо, — буркнул Аникеев. — Я попробую…

— Командир!
Кто-то бесцеремонно потряс его за плечо. Аникеев с трудом разлепил веки.
«Булл? — вяло подумал он. — Тоже проснулся?»
— Простите, командир, — сказал американец, — но вы приказали доложить по исполнении.
— А... да. — Аникеев уже очнулся. — Что там Земля?
— Земля в порядке, командир.
— А китайцы?
— Китайцы, если верить Хьюстону, тоже. Земля их видит!
— Так что же получается? — проговорил командир «Ареса». — Европейские сателлиты нам врут?
— Не в этом дело, командир, — покачал головой Булл. — Похоже, они просто потеряли «Лодку Тысячелетий».
— То есть?
— Хьюстон говорит, что китайцы продолжают ускоряться, хотя им давно пора перейти на торможение…

Добавить комментарий

Комментарии


Анонимный 27 октября 2010 г., 11:30

Игорь, браво!!! Описывать полет к Марсу и не обратиться к теме древней марсианской цивилизации и перемещения сознания героя во времени и пространстве в духе незабвенного Э.Берроуза было бы просто непростительно!

Kot


Анонимный 27 октября 2010 г., 13:50

Спасибо автору! Наконец то продолжилась тема НФ, причем мягко, деликатно (без детективщины). И Карташов опять в строю, хоть и в коме. За Карташова переживаю, авторы берегите его))) Сами понимаете, он еще/уже пригодится...

Один из анонимов


Анонимный 27 октября 2010 г., 15:30

Довольно неплохо...
надо бы развить эту двойную жизнь астронавтов.
но..как то странно что контакт получается только с "нашими" а вот китайцы летят сами по себе ))

dr_efa


Анонимный 27 октября 2010 г., 16:54

Ну вот и добрались до древней марсианской цивилизации и научная фантастика грозит переплавиться в обычную фантастическую сказку, как когда-то делали обитаемой Венеру.
По мне лучше неведомый галактический разум, чем одновесельные лодки с близлежащей планеты...
Но в любом случае не могу каждый раз дождаться выхода очередной главы и с нетерпением жду следующей среды!


Анонимный 28 октября 2010 г., 0:11

Очень интересно, увлекательно, написано красиво, лирично, полностью соответствует жанру НФ.

Елена К.


Анонимный 28 октября 2010 г., 13:51

Написано убедительно.

Когда-то наш Марс, не забуду вовеки,
Качал на волнах нас - счастливых, беспечных.
Нырнем - нас несут марсианские реки,
Мы как космонавты стихии извечной.

Потом разошлись мы по разным планетам
И, кажется, даже галактикам разным.
Ты помнишь, как весело было тем летом
На реках больших - марсианских, прекрасных?!

Пенелопа О.


Анонимный 29 октября 2010 г., 0:27

хм...
А мне почему то все Это напоминает Кларковскую Одиссею ...
И стилем и сюжетом ...
Как то вяло и драйва мало ...
Где действие наконец ??
Хотя возможно все еще впереди...
жду продолжения...


vchernik 30 октября 2010 г., 14:29

Ну, коль уж в стихах изъясняться начали... (и в пику милям)

Марс! Миллионовёрстным расстояньем,
Уменьшен, в детский мячик превращён,
Плывёт, мерцая гаснущим сияньем,
Закатных, нам неведомых времён.

Кто дышит атмосферой разряжённой?
Какая жизнь, чтоб не сгореть до тла,
Каналов сеть, систему странных линий,
От полюса к экватору сплела?

Узнаёте? Кто-нибудь продолжит?


Анонимный 2 ноября 2010 г., 16:27

Не совсем так

Кто кроется в его немых пустынях,
Какая жизнь, чтобы не сгореть до тла,
Каналов сеть - систему странных линий -
От полюса к экватору сплела?


Анонимный 4 ноября 2010 г., 20:30

эй ребят, где следующий эпизод?
что то заждались ужу.
dr_efa


Анонимный 5 ноября 2010 г., 11:02

Ну что-то со следующим эпизодом совсем уж затянули! Пятница уже на дворе!

Kot


vchernik 12 ноября 2010 г., 12:48

Аноним, ты - крут!!

Все авторы