Ирина Пряхина чувствовала себя загнанной. Измотанной, издерганной, еле живой.
И все из-за этих гадов. Из-за этих сволочей. Из-за этих... мужиков!
Она уже проклинала тот день, когда согласилась возглавить Совет по космонавтике при президенте России. А ведь как мечтала! Как стремилась! Толкалась локтями, интриговала, выслуживалась. Две докторские — за пять лет! Знаете, скольких седых волос это стоило? Не знаете. Где вам... Не понимала, дуреха, что чем выше взберешься, тем больнее падать; что любую ошибку, любой сбой спишут на нее. Даже если задница хорошо прикрыта, все равно спишут на нее. И никто не заступится, никто не поддержит. Все только покивают с понимающим видом, и кто-нибудь обязательно скажет: «Прав был Сергей Павлович. Баба на космодроме — к проблемам».
А проблем было не счесть. И каждый день появляются новые. Сначала эта дурацкая история с третьим экипажем. Лететь должна была команда Ивана Серебрякова, а не дублеры дублеров. Было ясно, как день, что «бочконавты» не справятся. Но ведь президенту хоть кол на голове теши! Как он тогда сказал? «Дело не во мне и не в вас, Ирина. Дело в том, что это наш последний шанс. Если сегодня корабль не стартует к Марсу, завтра мы исчезнем — и я, и вы, и миллионы других людей». Дешевый популист! Мужик!
Потом эта гонка с «Лодкой Тысячелетий». Изменение траектории на парадоксальную. Дозаправка, которая едва не закончилась катастрофой. Потом парус... Ну, допустим, развернуть парус было ее идеей. Хотите обогнать китайцев? Получите, распишитесь! И попробуйте сказать, что я не использовала все возможности «Ареса» для того, чтобы победить в вашей мужской разборке. Карташов получил смертельную дозу радиации при установке паруса? Его проблемы. Нечего было «бочконавту» в ВКД [1] лезть! А что потом ожил и теперь чувствует себя превосходно, вообще наводит на мысли о какой-то изощренной симуляции…
Потом комета... Потом безумное маневрирование с дожиганием последних ресурсов... Однако новый план по градусу идиотизма мог дать любому предыдущему сто очков вперед! Расчетчики из Центра Келдыша за головы схватились, когда эти президентские загогулины увидели. Какой даун подбрасывает ему идеи? Тормозить на форсаже, с перегрузками под шесть единиц, на 140 процентах от маршевой мощности! Стыковка с «Орионом» на внешней вытянутой орбите, без перехода на ареоцентрическую. Безумие! Только по потерям хладагента реактора мы выходим на закритическую черту. Да и выдержит ли сам реактор? А «Орион»? Он же два года у Фобоса болтался — не такая уж это и надежная техника, если здраво посмотреть... Впрочем, ладно. О реакторе и «Орионе» пусть у директора НАСА голова болит: это его зона ответственности. Но теперь на нее свалили «Арес-2». Хоть одна сволочь подумала, что этот корабль никогда по-настоящему не готовили к межпланетному полету? Что делали его для проформы — как орбитальную лабораторию? Что экономили на всем при сборке? Что гордое звание «корабля спасения» ему присвоили, лишь бы успокоить журналистов и прочих хомячков-перестраховщиков? А теперь вынь им и положь этот самый «корабль спасения»! И если через три недели он не стартует, то голову с плеч...
Еще китайцы... Перед внутренним взором Пряхиной вдруг возник Лианг Цзунчжэн, и на душе самую чуточку потеплело. Но Ирина тут же скорчила гримасу своему отражению в зеркале, и сердце снова заледенело. Тоже — мужик! Главное для него не она, Ирина Пряхина, а чтобы его партийные товарищи добрались до треклятого Марса раньше «Топазов». Намазано им там!.. А ведь когда-то и она мечтала ступить на рыжий грунт, поднять глаза к прозрачному небу, по которому в вечном безмолвии бегут две яркие звездочки... Только этот мир создан не для тебя, детка! Давно пора понять...
В дверь требовательно постучали.
— Ирина Александровна, — послышался голос секретаря. — Время.
— Спасибо, Никита, иду.
Пряхина еще раз критически осмотрела себя в зеркале. Попыталась широко улыбнуться — получилось вымученно. Что ж, тогда не буду улыбаться, решила она. В конце концов ситуация экстраординарная, имею право выглядеть озабоченной...

Заявок на аккредитацию поступило свыше пяти тысяч. В другое время три четверти из них можно было отклонить без больших проблем, но на этот раз президент лично распорядился «уважить всех». Голубой зал подмосковного ЦУПа не мог вместить такую толпу желающих, поэтому на время проведения конференции арендовали Центральный дворец культуры имени Калинина.
Появление Пряхиной на сцене набитого битком Театрального зала встретили жидкими аплодисментами и ослепительными фотовспышками.
«Всегда так, — раздраженно подумала Ирина. — На обычный запуск вас не дождешься, малоинтересно вам. А когда пахнет аварией, вы тут как тут. Акулы пера? Вот и нет! Шакалы текст-процессора!»
Она вспомнила, что похожий случай в истории космонавтики уже был. Рекорд по количеству заявок поставил старт шаттла «Дискавери» в сентябре 1988 года. Вроде бы обычный старт — только вот за два года до него в небе Флориды взорвался шаттл «Челленджер». Конечно же, можно сказать, что журналисты просто захотели взглянуть на то, как после двухлетнего перерыва Америка возвращается в космос. Однако на самом деле все понимали: они ждут не триумфального возвращения, а нового взрыва. Шакалы! И похоже, сегодня мы перекрыли американский рекорд.
За столом президиума уже собрались главные действующие лица: летчик-космонавт Иван Серебряков, начальник ЦУПа Виктор Быков и глава пресс-службы ЦУПа Антонин Кадман. Ирина кивнула подчиненным и прошла прямо за трибуну.
— Здравствуйте, дамы и господа, коллеги. Мы собрались сегодня здесь, чтобы обсудить аспекты новой внеплановой миссии к Марсу. Прошу вас, господин Кадман, — обратилась Пряхина к главе пресс-службы, — первый слайд... Спасибо... Как вам известно, в настоящее время тяжелый межпланетный корабль «Арес-1» входит в поле притяжения Марса. Для сокращения процедуры высадки на поверхность была разработана новая последовательность маневров в непосредственной близости от планеты. Второй слайд, пожалуйста... Наши коллеги из НАСА активировали системы орбитального корабля «Орион» и выслали его навстречу «Аресу». Вскоре состоится стыковка, после чего астробиолог Андрей Карташов и пилот Джон Булл перейдут на этот корабль. Остальные останутся на «Аресе», постепенно понижая высоту орбиты до уровня естественного спутника Марса — Фобоса... Там через месяц произойдет стыковка «Ареса» с блоком «Ригель». Что касается «Ориона»... третий слайд, пожалуйста... то он пристыкуется к американскому посадочному кораблю «Альтаир», и уже через полторы недели Карташов и Булл ступят на поверхность самой загадочной планеты Солнечной системы... Напомню, что в задачу космонавтов входит... четвертый слайд, пожалуйста... сбор образцов в кратере Холдена, где американский марсоход обнаружил окаменелости, которые, по мнению многих авторитетных ученых, могут иметь биологическое происхождение. Полученные образцы позволят раз и навсегда закрыть вопрос о том, есть ли жизнь на Марсе. Трудно представить более значимое открытие в истории человечества! Его можно сравнить разве что с открытиями Коперника и Галилея... Пятый слайд, пожалуйста... Ранее мы планировали, что космонавты пробудут в кратере Холдена тридцать марсианских суток и смогут подробно изучить окрестности. Однако теперь мы вынуждены сократить время их пребывания на поверхности до одной недели. Есть несколько причин, но главная — ресурсы экспедиции, к сожалению, на исходе. Мы не предполагали, что полет к Марсу будет сопровождаться таким количеством технических сбоев. Я хочу подчеркнуть: это не означает, что она была плохо подготовлена. Но земляне впервые отправились в столь дальний путь, и многое мы просто не сумели предсказать и предупредить. И все же мы уверены, что миссия завершится успехом и все члены экипажа «Ареса-1» благополучно вернутся домой. Шестой слайд, пожалуйста... Чтобы гарантировать их возвращение, Совет по космонавтике принял непростое решение — отправить к Марсу корабль «Арес-2», который находится на высокой геостационарной орбите. Этот корабль создавался именно на случай, если основная экспедиция столкнется с трудностями. Мы предполагаем загрузить «Арес-2» дополнительным запасом топлива, провианта, воды... Седьмой слайд, пожалуйста... Пилотировать корабль будет опытный летчик-космонавт, дважды Герой России, полковник Иван Степанович Серебряков. Он полетит на Марс в одиночку по длинной траектории — это вызвано необходимостью сберечь ресурсы «Ареса-2». Такой вариант содержит определенный риск, но Иван Степанович готов добровольно пойти на него, чтобы помочь своим друзьям. Он хорошо подготовлен — вы помните, что именно полковник Серебряков должен был возглавить экспедицию на Марс, но из-за проблем с разгонным блоком корабля «Русь» остался на Земле... Так в общих чертах будет выглядеть новая схема марсианской экспедиции... Теперь я готова ответить на ваши вопросы...
Взметнулся лес рук. Ирина Пряхина вдохнула полной грудью, как перед прыжком в воду, и приготовилась к сражению.

Иван Серебряков покинул дворец культуры через черный ход задолго до окончания пресс-конференции — извинился, сослался на неотложные дела, связанные с подготовкой «Ареса-2» к отлету. Охранник проводил его до автомобиля и предупредительно открыл дверцу. Космонавт с облегчением плюхнулся на диван, бросил водителю: «В Звездный» — и только после этого заметил, что в салоне есть посторонний. Рядом с водителем сидела миниатюрная блондинка в черном плаще.
— Я вас знаю? — сразу спросил Серебряков.
Человек за рулем повернул голову, и космонавт понял, что блондинка — далеко не единственный сюрприз за сегодня. Вместо водителя Миши перед ним находился... ба!.. старый знакомец.
— Полковник Кирсанов? Очень рад, что решили подбросить меня до ЦПК [2].
— Добрый день, товарищ полковник. Я тоже очень рад нашей неожиданной встрече. — Кирсанов отвернулся, завел двигатель и аккуратно вывел автомобиль на улицу Терешковой.
— Кто ваша спутница? — поинтересовался Серебряков, который уже понял, что предстоит какой-то разговор, но всем своим видом демонстрировал равнодушие к происходящему.
— Это Яна, супруга Андрея Карташова.
Блондинка зашевелилась в кресле и пересела так, чтобы Серебряков видел ее лицо.
— Насколько я помню, — суховато сказал космонавт, — жена Карташова всю жизнь была брюнеткой. Под стать мужу.
— Нет ничего более непостоянного, чем цвет женских волос, — заявила Яна бархатистым голосом. — Мне пришлось поменять внешность, Иван Степанович. Слишком многие стали узнавать меня на улицах.
— Понимаю. — Серебряков покивал. — Бремя мирской славы.
— Извините за то, что приходится разговаривать в такой обстановке, — продолжала Яна, — но чрезвычайные обстоятельства вынудили меня обратиться непосредственно к вам.
— Я слушаю. Что случилось?
— Два часа назад я разговаривала со своим мужем... Он кое-что узнал...
Жена Карташова почему-то замолчала, глядя мимо Серебрякова, и тот напомнил о себе:
— Андрей здоров? Мне докладывали, что у него были серьезные проблемы после выхода в открытый космос.
— Да, с Андреем все в порядке… — Яна встряхнула пушистой копной волос. — Видите ли, Иван Степанович, вы знаете совсем другого Карташова. Он не просто астробиолог и специалист по СЖО. Он член специальной группы, созданной для установления контакта с инопланетной расой. Но чтобы преодолеть все необходимые испытания и при этом не выдать своего настоящего задания, он был вынужден пройти через процедуру глубокого психокодирования. Сейчас все блокировки, установленные в голове Андрея, сняты. Он снова стал профессиональным контактером с уникальными способностями к эмпатии. И он подтвердил, что вступил в контакт.
Серебряков не удержался от тихого смешка.
— Звучит фантастически! Вы, часом, не посещаете сетевой ресурс «Сенсации XXI века»?
Яна вздрогнула, но не стала оправдываться, а посмотрела в глаза космонавту твердым взглядом уверенного в себе человека:
— Нам поставили условие, Иван Степанович. И мы должны его выполнить. В полет к Марсу с вами отправится еще один человек. Но никто и никогда не должен узнать о попутчике. Соответствующий пакет указов президент подпишет в течение ближайшего часа.
Серебряков все еще не мог поверить в серьезность услышанного. И с улыбкой спросил:
— Ну и кого вы прочите мне в попутчики? Майкла? Жака?
Выражение на лице Яны сказало больше любых слов.


[1] ВКД — ВнеКорабельная Деятельность.
[2] ЦПК — Центр подготовки космонавтов, находится в г. Звездный.

Добавить комментарий

Комментарии


vchernik 22 февраля 2011 г., 13:32

Ну, вот! Гонку устраивали все, а отдуваться со спасением приходится Антону.

А "Шакалы текст-процессора!" - звучит. Пойдёт в оборот?


kraamis 22 февраля 2011 г., 13:34

Интересно вот мне - как неподготовленную хрупкую женщину посылать в космос? Допущение допущением, но как-то сильно круто.


karpen-com 22 февраля 2011 г., 13:54

Интрига, однако).


Анонимный 22 февраля 2011 г., 19:25

2kraamis

Из отрывка впрямую не следует, что лететь должна Яна.


jaenett 23 февраля 2011 г., 0:33

Из отрывка именно это и следует, впрямую. Полетит, полетит, куда же ей деться... Ох, то ли ещё будет... особенно, если остальные участники Марс-проекта из проекта потихоньку выпадут, и Антону придётся продолжать спасение экспедиции в одиночку - как самому стойкому... :)))


Анонимный 25 февраля 2011 г., 8:07

А что, собственно, Вы имеете против хрупкой женщины?
Уверяю Вас, что абсолютно любой разумный человек без явно выраженных проблем со здоровьем на уровне инвалидности 3 группы, может без подготовки слетать на Марс и вернуться живым обратно.

Единственное, что коренным образом отличает подготовленного космонавта от первого попавшегося на улице бомжа с точки зрения космического полёта, так это внутренняя мотивация. Бомж, схаченный где-то на площади трёх вокзалов и запиханный в космический аппарат, будет просто убивать время, выполняя минимальный объём необходимых работ, который требуется, чтобы вернуться на Землю, т.к. ему космос до лампочки, а сбежать из космического корабля невозможно. Космонавт, напротив, всё своё свободное время посвятит научным экспериментам, так как ему эта деятельность нравится и он давно мечтал о такой возможности. Ввиду дороговизны космических запусков относительно стоимости подготовки космонавтов, на данном этапе посылка в космос "подготовленных космонавтов" за госсчёт более эффективна с научно-экономической точки зрения. Когда космические корабли будут стоить не дороже хорошего автомобиля, в космос будут летать все желающие, без необходимости тщательного предварительного отбора и подготовки.

Так как Яна, по смыслу предыдущего повествования, является здравомыслящим человеком, не имеет инвалидности, и сильно замотивирована спасти мужа, т.е. заинтересована в успехе космической миссии, она, в данном случае, является подготовленным космонавтом.


thekatso 25 февраля 2011 г., 10:32

jaenett, и я того же мнения. Плохо что авторы уходятт. Видно не так все просто. А Яна полететь должна! 8-е Марта близится. Чем не повод запустить в Космос первую женщину-марсонафта!?

Обсуждение темы ВКонтакие vkontakte.ru/topic-22299523_24395261


Анонимный 22 марта 2011 г., 23:14

"Пилотировать корабль будет опытный летчик-космонавт, дважды Герой России, полковник Иван Степанович Серебряков."
Видимо, пишущие не в курсе того, что это во времена СССР звание Героя Советского Союза могло присваиваться неоднократно, а сейчас звание Героя России присваивается только ОДИН раз.


Анонимный 23 марта 2011 г., 15:41

Послать можно и Быкова с Ниной. Хоть как-то эта сюжетная линия развернется, а то они все подмигивают друг другу )) Заодно и с Призраком-Х разберутся на месте.

Один из Анонимов aka Oldbeetle Yellow

Все авторы