Если бы каких-то две недели назад журналисту Огневу сказали, что героиня его репортажа — или потенциальная жертва, что, в общем-то, одно и то же, — возьмет у него телефон, пообещает перезвонить, и он будет терпеливо ждать две недели, не особенно беспокоясь и не пытаясь выйти на контакт сам, он бы только рассмеялся. Волка ноги кормят.
Правда, от бескормицы Огнев не страдал. Очень кстати перу Семена подвернулось нашествие енотов-мутантов в Одинцовском районе Московской области. Существенно улучшил кредитную историю журналиста и заказ неизвестным доброжелателем, предположительно из экстремистской природоохранной организации, красной икры. То есть не просто красной икры, конечно, а материала о том, что в некоторых банках с икрой компании «Милый лосось» обнаружен холерный вибрион. Не какой-нибудь сложный нановирус, а грамотрицательная, факультативно-анаэробная подвижная бактерия рода Vibrio, отнесенная, что характерно, ко второй группе патогенности. Читатели пережевывали ошеломляющие данные и при виде икры стонали от ужаса и отвращения. А Огневу даже суд не грозил: результаты исследований были у него на руках. Может, конечно, и поддельные, зато с печатями и подписями. Доброжелатели постарались. И общественное мнение целиком было на стороне правдоборца.
После истории с холерной икрой Огнев чувствовал себя полезным членом общества и воспринимал обожание спасенных сограждан как должное. А в качестве бонуса экологам он намеревался через пару месяцев огорошить читателей информацией о том, что домашняя моль, поедающая меховые изделия, является основным разносчиком туберкулеза. Хотелось бы, конечно, найти под этот проект спонсора в виде фирмы — производителя недорогой, но качественной синтетики...
Словом, журналист был «на коне», и когда на экране служебного коммуникатора отобразился неизвестный номер, а из динамика послышался глубокий, чувственный женский голос, Семен ничуть не удивился. Он приосанился, включил функцию видеофона — благо, был он не в захламленном кабинете и не на заполненной грязными тарелками кухне, а в салоне своего нового автомобиля — и проникновенно улыбнулся в камеру коммуникатора.
— Здравствуйте! Мне нужна ваша помощь. — На экране видеофона появилась эффектная брюнетка. Большие глаза, стрижка-каре, накрашенные темно-вишневой помадой губы...
— Всегда готов, прекрасная леди, — отозвался Семен, соображая, что может быть нужно от него такой женщине.
— Вы меня не узнали?
— Кхм... А мы встречались?
— Да. Причем в интимной обстановке.
Огнева даже в жар бросило. Какие-то проблемы? Да кто же она?!
— Я жена космонавта Карташова, — представилась брюнетка.
— Ах, извините, Яна...
Огнев мгновенно вспомнил и огромного паука, и почти голую молодую даму на кровати, и свой нереализованный космический проект.
— Приезжайте сегодня вечером, — просто и с достоинством заявила Яна, словно зная: отказа быть не может. — Адрес вы помните.

— Если циновка была постлана неправильно, Учитель на нее не садился, — торжественно заявил Ху Цзюнь. — Наша циновка оказалась постлана правильно.
— Только узнали мы об этом спустя недели, — недовольно фыркнул Чжан Ли. — А если центр ошибся в расчетах?
— Есть люди, которые, ничего не зная, действуют наобум. Я не таков. Слушаю многое, выбираю лучшее и следую ему; наблюдаю многое и держу все в памяти — это и есть способ постижения знаний, — ответил командир «Лодки Тысячелетий».
— Ты опять дословно цитируешь Конфуция?
— Да. Мы должны придерживаться традиций и выполнять свой долг. Я верю данным, полученным с зонда. Расчеты окажутся верны. Мы обгоним золотой парусник большеносых.
— И врежемся в Красную планету.
— Нет. Мы не врежемся в Марс, потому что целимся в Фобос, — в который раз объяснил командир. Он успокаивал не только Чжана Ли, но и себя. — Если бы только наш зонд испытал аномалию, можно было бы усомниться. Но нет! Русские смотрели и не видели. Аномалии в полете их аппарата «Фобос-грунт» дали нам возможность заподозрить аттрактивные возможности спутника. В 2013 году русский аппарат садился на Фобос, изучал его, но не получил основных данных: спутник отталкивает приближающиеся к нему на большой скорости массивные объекты. Русские не поняли этого потому, что приближались медленно, искали для погрешностей другие причины. Поведению летательных аппаратов вблизи Фобоса нет разумных объяснений, потому что антигравитационные технологии для человечества пока недоступны. Но разве не варварство распылять метеориты, угрожающие базе? Не проще ли скорректировать их курс, заодно использовав кинетическую энергию для повышения орбиты? Случайно ли Фобос находится за пределом Роша? Не используются ли приливные силы, воздействующие на спутник, для зарядки генераторов антигравитации, как в наших механических часах с автоматическим заводом?
— Русские часто совершают великие открытия, — кивнул Чжан Ли. — Но их плодами всегда пользуются другие.
— А метеоритные кратеры на поверхности — всего лишь маскировка, — продолжил Ху Цзюнь. — Или следы от ударов лучевым оружием.
— Или… особенности конструкции инопланетной базы? — предположил Чжан Ли.
— Именно.
Ху Цзюнь коснулся сенсора активации информационной панели, и на ней зелеными огнями вспыхнула картинка: «Лодка Тысячелетий» несется навстречу неминуемой гибели, но потом словно входит в невидимую атмосферу, замедляется, включает тормозные двигатели и соскальзывает к поверхности Марса.
— Чудо. Нас спасет чудо, — тихо сказал командир.
— Ты веришь в это? — отозвался Чжан Ли.
— Я верю, что годовалый ребенок сможет включить телевизор и даже найти интересный для себя канал. Но только в том случае, если родители воткнули электрический кабель в розетку. И если сам телевизор был изготовлен на далеком заводе настоящими мастерами. Мы — годовалые дети, Чжан Ли. И наше соревнование — гонки на игрушечных машинках по отцовской усадьбе. Мы хохочем, что-то воображаем о себе, думаем, что знаем, почему едет наш электромобиль. Действительно, все очень просто, ведь мы жмем на педаль! И ни о чем, кроме того, что нужно жать на педаль, не знаем. А ведь у электромобиля есть двигатель, коробка передач...
— Не накажет ли нас отец за то, что мы полезли под капот? — спросил Чжан Ли.
— О, нет. Наш отец не вмешивается, — покачал головой Ху Цзюнь. — Но сломать его вещи трудно, почти невозможно. Для этого нужны куда более цепкие пальцы и, главное, гораздо более развитые мозги.

Вроде бы ничего в облике и поведении собеседницы не давало повода мыслям повернуть в интимное русло, но Семен воспринял предложение, словно оно было сделано с намеком. Может быть, всему виной была то и дело всплывающая перед глазами меховая горжетка? И то, что тогда, в спальне, призывая помочь ей, она назвала его мужчиной? Он ведь и вправду мужчина, а муж Яны уже больше ста дней болтается между Землей и Марсом...
— Нужно убить паука? — попытался пошутить Огнев.
— Может быть, — раздумчиво протянула Яна.
Через несколько часов гладко выбритый и надушенный Огнев несся по проспектам вечерней Москвы. На пассажирском сиденье автомобиля лежал букет роз, пакет с банкой красной икры, батоном, коробкой шоколадных конфет и бутылкой шампанского. Конечно, бутылки на двоих мало... Но и целый бар с собой не потащишь... Может, у нее дома есть какие-то запасы спиртного?
Ровно в семь вечера журналист был у дверей подъезда. Похоже, Яна ждала его: на сигнал домофона ответила сразу, а потом встретила у дверей квартиры.
— Здравствуйте, Яна! Я взял на себя смелость... Предположить, что вы нальете чаю... Вот и к чаю кое-чего прихватил...
Неожиданно зубр пера растерялся — слишком привлекательно выглядела женщина. И совсем по-домашнему. Шелковый халатик, пушистые тапочки в форме собачек... Пахло от нее дорогими горькими духами.
— Красивые розы, — отметила Яна, забирая букет и кладя его на журнальный столик. Потом заглянула в пакет. — О, шампанское... Икра. Думаю, тебе это все пригодится. Хотя лучше бы водки...
— Водки? Мне? — Изумленный Семен даже не заметил, что они перешли на «ты».
— Да. Слушай, ты, кажется, собирался расспросить меня о Карташове?
— Было дело, — осторожно сказал Огнев.
— А сам ты побывать на Марсе не хочешь?
— Что?
— Пойдем в спальню. Мне нужно кое-что тебе показать.
Семен не ожидал, что все произойдет так быстро. В спальне Яна взяла его за плечи, повернула спиной к кровати и прижалась всем телом. Только вместо тепла и возбуждения Огнев ощутил леденящий холод. В глазах у него потемнело, и он без чувств упал на широкую мягкую кровать.

Путь Яны Игоревны Коршун в Службу противодействия энергоинформационным угрозам, известную среди тех немногих, кто знал о ее существовании, просто как «Отдел», был совсем не простым. С самого детства, проведенного ею в городе Железногорск Курской области, она знала, что способна уговорами добиться от людей всего, чего ни пожелает. Упросить не вызывать ее к доске, потому что вчера в доме якобы не было света и она не смогла подготовиться? Легко. Успокоить соседа, которому мальчишки-футболисты разбили окно, и сделать так, чтобы он никому не нажаловался? Запросто. Конечно, на такое способны, наверное, все симпатичные девочки, особенно если у них пышные косы и нарядный бант (а Яна обожала банты и очень гордилась своими косами). Но едва ли даже и они могли бы зайти в магазин и попросить кулечек конфет — просто так, в подарок. Яне же и это удавалось без малейшего труда.
В старших классах способности девочки, вопреки ее ожиданиям, сделали ее не любимицей класса, а «белой вороной», изгоем. А после того, как Яна — из самых лучших побуждений — постаралась разобраться с амурными проблемами одноклассников, что едва не привело одного из них к суициду, ее начали уже откровенно бояться. Причем не только ученики, но и учителя. Яна ушла в себя, замкнулась, целыми днями лежала на диване, читая фэнтезийные и мистические романы. Свой вполне понятный интерес к иррациональному она утоляла, блуждая по интернет-сайтам соответствующей тематики. Так она и наткнулась на странное сообщество, участники которого называли друг друга Кукловодами и похвалялись своим талантом влиять на людей к собственной выгоде. Поначалу Кукловоды отнеслись к Яне настороженно, но когда она им предоставила видеодоказательство (продавщица в кондитерской лавке разделась до исподнего после настоятельной просьбы Яны), ее горячо и радостно приняли за свою. Вскоре основатель сообщества, выступавший под ником Мастер Судьбы, прислал ей письмо с приглашением посетить секретную «тусовку» Кукловодов, которая должна была пройти в Москве. Яне не исполнилось еще и 16 лет, но добиться согласия на поездку у родителей ей оказалось, разумеется, проще простого. С деньгами на билеты и проживание трудностей тоже не возникло. Яне очень хотелось сэкономить, убедив проводника провезти ее бесплатно, но потом она все-таки решила подстраховаться. В конце концов проводник мог оказаться невосприимчивым к ее таланту (такое хотя и редко, но случалось).
К сожалению, Мастер Судьбы был именно из тех, невосприимчивых. После обещанной «тусовки» (дурацкая пафосная пьянка на барже-ресторане, стоявшей на приколе неподалеку от Кремля) он изъявил желание побеседовать с ней наедине. В курительной комнате он без экивоков предложил ей не тратить свой талант на всякую ерунду, а заняться делом. Под «делом» подразумевались все способы грабежа — от изысканного изъятия ценностей из банка (услужливо принесенных его работниками, с которыми предварительно побеседует Яна) до банального уличного «гоп-стопа». Девушку такое предложение возмутило — не столько тем, что ей предлагали ступить на преступную стезю, сколько тем, что ее рассматривали исключительно как орудие, а она хотела (и уже привыкла) повелевать. Яна встала и хотела уйти. Не дали. Попыталась воздействовать на Мастера Судьбы и его подручных путем убеждения. Не получилось. И последующие полтора года ей все-таки пришлось делать то, чего от нее хотели бандиты (по счастью, их желания ограничивались участием в грабежах и не касались интимной сферы). В промежутках между акциями Яна жила в очень комфортных условиях в подмосковном коттедже. Но, разумеется, под круглосуточным присмотром.
В этом коттедже ее и обнаружил полковник Кирсанов, пришедший вместе с группой спецназа брать особо наглых грабителей, державших в страхе всю бизнес-общественность столицы. Впрочем, в ту пору он был еще майором…
Когда выяснилась роль Яны в банде и то, что преступной деятельностью она занималась в силу принуждения, из обвиняемой она стала свидетелем. А после завершения процесса Кирсанов предложил ей — уже сознательно — занять место по другую сторону баррикад.

Огневу было плохо. Пронзенный ледяной стрелой, обессиленный, он сначала растворялся, впитывался в стены, в мебель, а потом вдруг кристаллизовался, поднялся над своим телом и, набирая скорость, понесся, не замечая стен и перекрытий, вверх, к небу. С хлопком выйдя за пределы атмосферы, словно лосось из полноводной реки на перекате, журналист раздулся и лопнул. А потом вновь собрался на широкой кровати прекрасной жены космонавта. Мысли его были тяжелы и невнятны.
Глаза Яны возбужденно блестели, волосы растрепались, словно в грозу. Даже тушь, кажется, слегка потекла — неужели она плакала? Женщина стояла у стенки, с тоской глядя на Семена.
— Яночка... Что произошло? — еле ворочал языком Огнев. – Ты поменяла меня телами со своим мужем? Я, кажется, попал в космос... Превратился в лосося...
— Какие глупости, — устало вздохнула Яна. — С твоей фантазией, Проницательный, и правда только про бешеных енотов писать. Пойди на кухню и выпей водки. Сразу станет легче. Ты ведь даже не знаешь, что тебе сейчас предстоит…


История Яны написана приглашенным автором, пожелавшим сохранить анонимность.

Добавить комментарий

Комментарии


vinfdsc 6 ноября 2010 г., 18:08

Отлично написано! Одна из лучших частей.


Анонимный 7 ноября 2010 г., 17:27

не совсем понятно.
"— Яночка... Что произошло? — еле ворочал языком Огнев. – Ты поменяла меня телами со своим мужем? Я, кажется, попал в космос... Превратился в лосося..." -
откуда Огнев знает что его поменяли телами с Карташевом?

dr_efa


Анонимный 7 ноября 2010 г., 21:01

Д-ру Efa: стоит ли придавать столь большое значение лепету человека, у которого хорошенько покопались в голове? "Поменяли телами" - это ИМХО гипотеза в порядке бреда того, чьи мысли были невнятны.


Анонимный 8 ноября 2010 г., 13:19

Извините, но для меня этот эпизод хороший, но протеречивый (по ощущениям). Хотя буриме есть буриме... Наконец-то всплыл Фобос (и китайцы)! (+1) но я меняю Огнева(-) на Карташова(+) - раскрывать тему журналюги? (-1). Хорошо ведь было сказано: "СПИТЕ, СОНИ? ТАК И МАРС ПРОСПИТЕ! А НУ-КА, ПОДЪЕМ!". Для этого, вроде, дан шанс. А вообще - пишите! за задержку 21 эпизода читателям придется выдать моральную компенсацию))

Один из анонимов


Анонимный 9 ноября 2010 г., 18:13

Спасибо авторам за то, что о внутренем мире журнариста Огнева и личной жизни Яны Карташовой мы знаем больше, чем о каждом из экипажа "Ареса"!

Kot


Анонимный 11 ноября 2010 г., 10:47

Да, похоже на срыв графика, а ведь обещали каждую среду по главе. Обидно, господа, читатели ждут! И хотелось бы побольше именно НАУЧНОЙ фантастики :(

Все авторы